В ЧЕМ ДЕЛО

Несколько лет назад «мамская» тема не выходила за пределы небольших групп в социальных сетях. Относительно недавно контент, публикуемый в таких сообществах, стал носить характер травли. Дело не ограничилось пределами Сети, и подобное появилось на страницах книг, в юмористических программах и даже сериалах. Например, в популярном сериале «Интерны» главный персонаж, доктор Быков, говорит про «клуб мамашек-овуляшек» и «пузожителей», популярный комик Стас Старовойтов в одном из выступлений говорит об игре «Кидзания», современных матерях и спермограмме, юмористическое ТВ-шоу «Однажды в России» рассказывает про «Сборище мамашек-овуляшек», а известный писатель Андрей Белянин в произведении «Демон с соседней улицы» использует слово «овуляшка». Мы поговорили с экспертами, чтобы узнать, кому это выгодно, и почему именно сейчас это стало популярно.


Лика Чекалова

Руководитель центра семейного образования Hello Future

То, что происходит в сети, называется кибербуллингом. Причины раздражения как реакции на «мамский» язык понятные. Как и в случае с лингвистическим феноменом baby language (все эти привки, чмафки, с днюффкой и пр.) это пример инфантильного языка. За таким демонстративным инфантилом стоят, как правило, две основные причины. Во-первых, это неготовность/незрелость для серьезного открытого обсуждения темы.

Вокруг детей и деторождения, много табуированности, стереотипов, суеверий, и ментально незрелые личности, в данном случае, мамы, разрабатывают систему «детских» эвфемизмов, которые как бы позволяют «говорить, не говоря». Если ознакомитесь с «мамским» контентом и соотнесете его с уровнем развитости сознания и культуры авторов, думаю, будет очевидно, что интеллектуальные мамы такой язык практически не используют. Во-вторых, с помощью такого языка можно «насюсюкать» себе определенный статус. Намеренно детский язык, каковым является и «мамский», призван снизить градус требовательности сообщества и как бы дать его носителям карт-бланш на «быть детьми» – то есть, не сильно морочиться и не сильно отвечать за свои действия.


C помощью такого языка можно «насюсюкать» себе определенный статус. Намеренно детский язык, каковым является и «мамский», призван снизить градус требовательности сообщества и как бы дать его носителям карт-бланш на «быть детьми».

За этим стоит уже поведенческий и позиционный феномен, который в интернет-лексиконе маркирован мемом «яжемать» – действие из позиции некой привилегированности и требование особого отношения. В итоге мамский язык как манифестация этих двух поведенческих девиаций (а с точки зрения взрослого, зрелого человека, готового к открытому обсуждению базовых жизненных тем и ответственности за свои действия, это – девиации из разряда «дурочкой прикинуться») породил вместо позитива и умиления ровно обратную реакцию.

Рассылаем фейк

Мы сделали специальную фейковую переписку под формат публичных страниц в социальных сетях, публикующих такие посты десятками в сутки. Затем отправили в очередь на публикацию в эти же паблики, чтобы проверить, насколько легко фейк попадёт в ленту или его не пропустят администраторы. В итоге страницы из разряда «топ» (вроде официального «яжмать», «яжмать мне по*бать») не опубликовали переписку. Возможно, потому что она была намеренно сделана в сильно преувеличенной форме, чтобы изначально быть похожей на инсценировку. В пабликах с меньшим количеством подписчиков переписку опубликовали, но с нами не связывались для проверки подлинности. Вывод: существует определенная иерархия между публичными страницами. Деление следующее: есть те, кто заполняет контент любыми резонансными постами, не проверяя их достоверность, и те, кто неким выработанным ими способом фильтрует предлагаемый им поток контента по определенным параметрам.

Фейк-переписка

Бесчисленное количество историй о приключениях «яжематерей» заполонили социальные сети и собрали вокруг себя более чем полуторамиллионную аудиторию. О том, почему и как это произошло, мы поговорили с основательницей одного из первых таких пабликов – Натой Сенджинской. Сообщество Овл 2.0 несколько отличается от наиболее коммерчески успешных проектов, зарабатывающих на «мамской» теме.

Почему эта тема в социальных сетях так выстрелила именно в последние несколько месяцев? Ведь так называемый «мамский» язык на форумах царствует уже несколько лет, да и поведение, описываемое участниками пабликов, явление вовсе не новое?..

Не стану говорить за всех, однако расскажу историю нашего паблика. Мы существуем с 8 октября 2014 года, были одними из первых, кто поднял тему «яжемамок» и обсуждения, простите, детского говна на «мамских» форумах и не только. Мы не ставим себе задачу зарабатывать на рекламе и накручивать количество подписчиков, как это делают наши не сказать, что коллеги, но люди, которые позаимствовали идею. Именно они и несут в массы в последние несколько месяцев отрицание и порицание «яжемамок», хайп возник именно благодаря им и их желанию наживы.

В нашем сообществе мы публикуем только проверенные истории в отличие от тех, кто внезапно выстрелил. Большинство подписчиков подобных пабликах – дети до 18 лет, которым всё равно, что обсуждать, лишь бы унизить и возмутиться, отсюда и популярность. Можно публиковать откровенную жирную фейкоту, если вы понимаете, о чем я, и хайпа будет достаточно, чтобы паблик поднялся в топ в поиске Google.

Поэтому достаточно взять наши ранние посты, упаковать их в востребованный актуальный формат (вроде переписок) – тонны комментариев обеспечены.

Если говорить о статистике, у самого первого паблика с данной тематикой сейчас около 70 тысяч подписчиков, мы – вторые и приближаемся к 30 тысячам. Речь, конечно, идет о тех, кто не сделал паблик инструментом высокой прибыли на паразитировании темы.

Другими словами, для вас это просто хобби, и заработка вы с паблика не имеете?

Да, совершенно верно, это хобби, мы не получаем с паблика ни копейки и принципиально отказываемся от какой бы то ни было рекламы. Мы, скажем, борцы за идею, работающие на чистом энтузиазме.

Расскажите, как именно вы отбираете контент и проверяете ли его на фейко новость ?

Контент мы получаем из предложки (раздел публичной страницы, где каждый пользователь сети может предложить пост) и от наших подписчиков через тему «ваши восхитительные истории». Иногда участники паблика сами пишут нам в личные сообщения: «опубликуйте, со мной тут такая история произошла».

На фейковость проверяем чисто интуитивно, инструментария специального нет. За почти три года мы уже научились отличать правду от лжи и наоборот. Где-то что-то видели, где-то что-то уже читали, где-то что-то слышали. Если новость из «Подслушано» или «Подслушано в...» – 99% фейк, публиковать ее можно только со своими комментариями в духе «Это, конечно, фейк, но как вы бы отнеслись к подобной ситуации, будь это правдой?». Мы честны со своими подписчиками, за это нас любят и называют самым уютным и ламповым пабликом с данной тематикой.

Почему в 2014 именно эта тема вдохновила вас на создание паблика?

Среди наших друзей был один товарищ, которого очень задевало, что в сеть выкидываются фотографии обосранных подгузников, а также качество и цвет какашек, то есть интимные темы обсуждаются вот так, в открытую. Возмущению не было предела, и всё это вылилось в «Овл 2.0». Оказалось, что единомышленников у него хоть отбавляй.

Такой огромный резонанс связан исключительно с тем, что интеллектуальная пища для обитателей социальных сетей – это обсуждение чего-либо в негативном ключе, или есть какие-то более глубинные факторы?

Абсолютно нет. Это как с Шурыгиной – простите за грубый пример – тема существовала давно, но заговорили о ней только после резонансного случая (речь о героине телепередачи «Пусть говорят», которая стала одной из самых обсуждаемых персон страны в течение двух недель после выпуска передачи). «Яжемамки» существовали всегда, как и геи, как и гомофобы, как и зоозащитники, но только с приходом гласности – не той, которая в 90-х, а той, которая сейчас – гласность на фоне толерантности – об этом заговорили. Сейчас модно быть «не как все», модно кого-то осуждать, модно «мыслить иначе», только не все могут и умеют это делать. Нетерпимость идет не к материнству, а к человеческой глупости и недалекости, по крайней мере, с нашей стороны и со стороны наших подписчиков. Чего никак не поймут те же активисты STOP childfree и им подобные. Среди наших подписчиков, да чего скрывать, среди редакторского состава паблика есть люди с одним, а то и с двумя-тремя детьми, и ничего. Админят, комментируют, живут и вполне адекватно себя ведут.

Если ты мать, никто тебя за это ругать не будет, если у тебя есть голова на плечах. Вот и всё.

ЗАРАБОТАТЬ НА "МАМСКОЙ" ТЕМЕ

Для кого-то, например, для администратора паблика «Овл 2.0», не паразитировать на тематике «яжематерей» – дело принципа. А кто-то же, напротив, совершенно не скрывает и, более того, несет в массы идею заработка на любой неадекватности (приукрасив ее в несколько раз). Так, администратор паблика «Яжемать» с аудиторией около 1 200 000 подписчиков (на начало июня 2017 года), Дмитрий Ладесов, в своем сообществе «Типичный миллионер» подробно рассказывает о том, как создавалась группа, и сколько денег она приносит. А приносит она ни много, ни мало 30000 рублей +/- в сутки. Однако бизнесмен отдает себе отчет в том, что огромный рекламный влив (собственно, ради которого и создаются подобные паблики) скоро надоест даже самым отчаянным хейтерам, и подписчики пойдут на убыль. Но он совсем не расстраивается, потому что давно усвоил главное правило предпринимателя в социальных сетях: «Выясни, что заставляет людей трепещать от злости и действуй!»

МАРКЕТОЛОГ ГОВОРИТ ...

Ксения Гринкевич

Сооснователь Агентства креативного маркетинга «2 лампы»

Сегодня у людей много стрессовых, сложных ситуаций, они сильно устают. Бороться с ними у многих не хватает времени. Поэтому они прибегают к легким способам расслабиться: посмотреть кино или телевизор, почитать что-то смешное, то, что не будет грузить голову лишней информацией. Отвлечься от проблем. Такие сообщества в утрированной форме показывают, что, так или иначе, встречается в нашей жизни. Ситуации, которые кажутся нам порой нелепыми, но милыми или просто непонятными, в данных сообществах возведены до абсурда и он выполняет главную функцию – развлекает людей. Они читают, веселятся, пересылают друзьям, чтобы и те посмеялись, прочитав. Когда ты делишься сам, с радостью и тебе за это не платят – вот она вирусность. А в непростые времени люди всегда хотят хлеба и зрелищ. Эти сообщества просто грамотно нащупали потребность людей и знают, как удовлетворяют ее контентом.

Как понять, что перед вами фейк

Нам удалось пообщаться с экспертами в области fake-news как из академической сферы, так и из интернет-среды. Выяснилось, что прямых механизмов, выявляющих на 100% фейк перед вами или нет, не существует. Однако попробовать можно! Посмотрим, чем предлагает воспользоваться каждый из экспертов...

Инструменты: логика и рассудок

Влад Сидоренко, администратор самого большого сообщество Вконтакте по разоблачению фейков «Ложь пабликов ВК»

У меня уже глаз заточен под фейковые истории и подставные переписки. И в этих пабликах подобного очень много. Сценарий историй практически одинаковый. Молодая мама что-то просит за бесценок, так как этот другой человек состоятельней (то несколько машин, то квартиры в центре Москвы и Питера, то просто денег много). И зачастую эти двое знакомы друг с другом. Типа «Посмотрите, мамаша только детей настругала, а я вот в 30 уже миллионерша с тремя хатами и машинами». Потом эти фейковые заоблачные просьбы.

Доходит до того, что родительница покупает что-то, а потом просит привезти чуть ли не в Сургут, а то у «неёжидети!» Конечно, подобные истории случаются, но это скорее исключения, чем обычное дело, которого в паблике на каждый день.Да и учитывая, что один из админов подобного паблика попадался на подлоге в своих прошлых проектах, говорит о многом. Вот взять даже пост в закрепе. За 6000 PS4 со сломанным приводом – это звучит еще фантастичней, чем просьбы молодой мамы. Я бы за 10000 забрал бы такую приставку не думая, учитывая, что у меня она есть, а какой- нибудь «перекуп» взял бы и перепродал её до того как напишет мама. В общем, две фантастики в одном посте – это слишком. Истории, присланные анонимно, либо добавляются самой администрацией с других ресурсов, либо это от подписчиков, но потом редактируются для дополнительных лайков. Истории с «Подслушано» – это вообще отдельная тема. В ЛПВК было множество постов, которые оказались не «подслушаны», а «выдуманы». Скрины переписок с форумов тоже я не смог найти в оригинале. Подобные – да, такие же – нет.

Инструменты: big-data

Валерий Нечай, корреспондент «Эхо Москвы в Санкт-Петербурге», аспирант факультета журналистики СПбГУ

Работа с контентом: если с помощью компьютерных методов выгрузить в систему все публикации, которые существуют в нужном нам паблике, можно построить так называемые топик-модули. Система сама автоматически высчитывает определенные топики или темы, к которым относятся те или иные публикации. Это работа с большими данными. Компьютеры уже давно научились анализировать большие объемы информации, так называемые «корпусы документов». Если ученый или исследователь говорит, что нужно выделить 50 основных тем, то с помощью вероятностного отбора компьютер сам выделяет эти темы с определенной долей погрешности. После того как темы выделены, можно проверять, насколько они часто встречаются: если подозрительно часто, то можно построить статистическую зависимость (Гауссова кривая). Смысл в следующем: если нарушаются традиционные статистические правила, то можно допустить вероятность, что это все выдуманная история.

Работа с участниками сообщества: когда мы что-то пишем в социальных сетях («Вконтакте» особенно) и делаем настройки, чтобы нас там не видели, не видели, состоим мы в этих группах или нет, являемся ли мы ее администраторами или нет, на самом деле сама система это видит. И Можно построить что-то вроде так называемой социальной сети (речь о научном термине, обозначающем связи между пользователями различных сетей, а не «Вконтакте» и Facebook). Так создается целая паутина и выясняется, являются ли пользователи друзьями друг друга, оставляют ли они комментарии только в этой сети или еще в других, соответственно, можно попробовать проследить некую зависимость. Например, найти ядро участников той или иной группы и сравнить с другими. Если это одни и те же люди, и они оставляют в основном этот контент, то мы опять с определенной долей вероятности можем предположить, что это все выдуманный контент. То есть в принципе отследить это возможно. Данные, которые пользователи делают тайными, системе видны (например, если они пишут от имени администраторов, а на самом деле фиксируется имя и фамилия пользователя, только для нас они не видны, а для систем видны). Однако такой подход требует исследования. Например, в ВШЭ студентка с помощью анализа социальных сетей обнаружила своего пропавшего без вести брата. Все наши действия в интернете фиксируются и остаются. Другой вопрос в том, как их вытащить. В данном случае, я думаю, это тоже возможно, однако, с определенной долей вероятности.

Начните вводить свой запрос
рассылка